Онлайн-школа «Алгоритм» 8 499 112-2545
м.Таганская, Земляной вал 54с2
м. Лубянка, Новая площадь, 8/2

«Вуз — это, конечно, важно, но думать нужно своей головой»

На форуме «Территория смыслов на Клязьме» Дмитрий Волошин (Mail.Ru Group) рассказал, какими видит основные преимущества российского образования, а также постарался спрогнозировать, в каком направлении оно станет развиваться.

— Какую форму образования можно считать оптимальной для современного IT-специалиста?

Я верю в некоторую схему обучения айтишников, ее можно описать как «2+2+2+2+2». Это означает, что вы приходите в ВУЗ и первые 2 года изучаете некую специальность, например, Java-программирование. Чтобы стать Java-программистом, двух лет вам будет достаточно – такой прикладной бакалавриат. Дальше вы на два года идете работать и там разбираетесь, насколько дальше вам, по вашим природным данным, нужно вообще продолжать учебу.

После этого вы возвращаетесь в ВУЗ, учитесь там еще два года, фактически заканчиваете бакалавриат. Потом опять идете работать. За эти два года вы выясняете, насколько вас интересуют научные исследования, и в этом случае вы уже поступаете в магистратуру и учитесь.

Я являюсь сторонником подхода, когда между блоками обучения вы реально работаете и понимаете, нужно оно вам или нет.

Еще лучше, когда между школой и поступлением в вуз люди тоже работают, то есть, «1+2+2+2+2+2», не 10, а 11 лет. Такая схема будет даже более жизненной.

От специальности это не зависит, будь вы программист, тестировщик, продакт-менеджер, аналитик. Вы везде можете достичь очень высокого профессионального уровня, в любом случае будете востребованы на рынке труда. Ваша траектория должна быть выстроена исходя из ваших конкретных ожиданий, а всех стричь под одну гребенку я бы не стал.

— Часто звучит мысль, что высшее IT-образование в России просто не поспевает за реальными изменениями в сфере. То есть учебный план устаревает еще до того, как его успевают доработать.

Единственный рецепт, который я могу дать – заниматься самообразованием в широком смысле слова. Когда мне было 17 лет, для этого не было вообще никаких возможностей. Я помню, как заказывал книжки по программированию из Америки, мне привозили их – издательство O’Reilly, напечатанные на такой тоненькой папиросной бумаге. До этого я учил только немецкий, и специально изучал английский язык, просто чтобы прочитать книжку о программировании на С.

Это была целая история. А сейчас куда ни плюнь, попадешь в образовательные курсы. Ничто не мешает не то что книги читать, а получать полноценные интерактивные уроки от лучших преподавателей. Поэтому вуз вузом, но надо думать и башкой!

— Но преподавателям тоже ведь как-то надо улучшать свою компетенцию?

Преподавателям для этого надо делать проекты. IT характеризуется очень высокой степенью приближения к жизни. Например, если вы занимаетесь теоретической физикой, вы можете быть интересны студентам, даже будучи кабинетным ученым. Если вы занимаетесь журналистикой, вам, скорее, будет интересен Ваня Засурский, чем ученый, пусть хороший, но знающий о журналистике только из книг. А когда вы занимаетесь IT, вам нужен только практик.

— Вообще, ситуация в Российской сфере IT своеобразная. Компаний много, а специалисты все равно уезжают работать за границу.

Хороший айтишник идет на содержательные задачи, как рыба на червя. Многие айтишники уезжают, думая, что в России не делается ничего интересного. А это неправда. Просто российским компаниям нужно больше рассказывать о собственных разработках, о своих командах, проектах, о том, каких ждут результатов.

— Во время презентации вы говорили о том, что все профессии понемногу становятся связанными с информационными технологиями. Допустим, что программированию действительно должны учиться практически все, но нужно ли нам еще больше профессиональных программистов?

Мне кажется, такие «программисты-программисты» уже ушли, потому что в программировании появилось достаточно специализаций. Можно говорить, например, о наличии программистов-исследователей.

В целом, есть две глобальные модели: модель количества и модель качества. Весь вопрос заключается в том, какая из них является правильной в каждой конкретной стране. Есть Индия, например, где модель количества. Она плодит огромное количество программистов, которые, может быть, не имеют очень высокой квалификации, но их много. И страна продает их часики наружу, и они там фигарят код. Мне представляется, что у нас модель немножечко другая, модель качества. Причин несколько. Начнем с того, что нас просто тупо мало.

— По сравнению с Индией.

Ну да, и с Китаем, и даже с США, нас намного меньше. Во-вторых, у нас очень сильна традиция, с позволения сказать, «головастиков», иначе говоря, у нас много толковых людей, которые любят учиться. И это позволяет мне утверждать, что России стоит двигаться по качественной продуктовой модели, когда мы готовим суперэкспертов, лучших из лучших в отрасли, и эти лучшие небольшими группами создают суперпродукт. Мне кажется, это наш путь. Я бы не стал гоняться за количеством.